Эвтаназия

И были ему голоса. И голосов было три.

Один сказал, что из Песни песней соломоновых слова не выкинешь. А нам всегда было лень даже мусор из квартиры вынести… И нет пророка в своём отечестве, как нет дворника в своём дворе. И нет ни эллина, ни иудея потому, что нет Эллады и Иудеи, а есть Греция и Израиль.

Второй утверждал, что слово — от Бога, а число — от Дьявола. Но цифры клеймом стоят на Святых писаниях, каждая строфа в Библии начинается с номера, а число Зверя вывела католическая инквизиция. ИНН присвоен всякой твари.

А третий голос молчал, просто не было у него ни слов, ни чисел.

Ну, а я сыграю гордо
Песнь на трёх блатных аккордах:

доктор

За окном весна играет с солнцем,
Небо расплескалось синевой,
Ветер в беззаботном танце весело смеется,
Мне же кажется, что жизнь смеется надо мной.

А в моей постели – одиночество,
Долгая больничная зима,
Все, что мне хотелось раньше, ничего уже не хочется,
На все четыре стороны – стена.

Что же, доктор, я решился, мне не станет хуже,
Ну-ка, доктор, сделай мне укол.
Я и сам все понимаю: никому не нужен,
Заждался меня холодный стол.

Сколько мне пророчили, да сглазили,
Вот я и добрался до черты.
Мне осталась только эвтаназия,
Я напился света, так напьюсь и темноты.

Освободи меня от безнадежности,
Я готов принять благую смерть.
Пусть будет все так просто, я уже устал от сложностей,
Мне совсем не страшно умереть.

Что же, доктор, я решился, мне не станет хуже,
Ну-ка, доктор, сделай мне укол.
Я и сам все понимаю: никому не нужен,
Заждался меня холодный стол.

Добавить комментарий

www.000webhost.com