Зомби

Нет, они не такие, как показывали их в кино. С окровавленными разлагающимися рожами. Которые кусают, почему-то, в плечо. Тупые, еле ходящие, но быстро бегущие… И — хрумк! Нет.

Я — милиционер. Милиция — это народное ополчение. Мы под землей. С полицаями не имеем ничего общего. Это враги. Они наверху. Они неживые.
Мы в метро, удерживаем несколько станций. Сегодня потеряли одну. И людей.

Но с самого начала. Американский газ — он не убил людей, он превратил их в зомби. Аплодирую американской химической промышленности! Люди стали нелюдями. Чего там С-400 проворонила? Противоракеты? Америке, конечно, пиздец. Но что с нами?

А с нами — то, что есть. Мы ушли под землю. В прямом смысле этого слова. Да, с нами большая часть ментов, МЧС, есть военные. И очень много гражданских. Плачут, боятся. Я тоже боюсь.
Но нам как-то надо выжить? И мы не сдадимся.

— Иванов!

На станции Кунцевская люди без воды, без оружия.
— Как без оружия?
— Вот так, патроны кончились. Воды у них нет.

— Ну, поехали, морячок.
— А чё морячок-то сразу?
— Ну, не кипятись. Прикололся с твоей наколки… Всё, отставить! Поехали.
 
Вагон

— У тебя как?
— Нормально.
— Наверху твои? Я не из любопытства спрашиваю. А то начнешь валить всех налево-направо.
— Жену убили.
— Сочувствую, друг. Вот, Калаш — 30 патронов, плюс два рожка, гранаты держи. Больше нет ничего….
— Больше не надо. Спасибо.

Наверху

Они такие же, как мы. Только взгляд не движется. Мы поводим глазами, они поворачивают голову. Они ничем не отличаются внешне. Спокойные, свободные. Они убивают нас. Зазевался — пропал.

— Где моя жена?
Я выпустил очередь в этого ублюдка.

— Не стреляй!
Красивая такая вся правильная. И строгая, как-будто только что из офиса вышла.
— Не стреляй!

Я опустил автомат.
— Что?
— Ты убивать пришел?
— Где моя жена?
— Она умерла. Мы здесь ни при чем. Вы же, люди, только и умеете: рождаться-жрать-размножаться и сдохнуть в конце-концов.
— Что ты говоришь?
— Не обращай внимания, это все нервы.
 
Сильно зачесался палец на спусковом крючке.

— Где моя жена?!

— Она умерла. Мы не смогли спасти её.         
— Кто это «вы»?

26 апреля (в день Реактора) ты напьёшься в умат и разобьёшься на своей машине. Насмерть. Труповозка тебя по частям собирать будет. А кровищи вокруг! У-у-у! Аслана из подсобки помнишь? Он уволится:

— Я это подбирать не буду.

Вот, как-то так. Не спрашивай год, может быть, следующий

Добавить комментарий

www.000webhost.com