Я тебя понимаю, ты с другой планеты

Cynthia Sheppard ©

— Да сколько же можно жрать эту дрянь? — я оттолкнул от себя тарелку с биояичнецей.

«Био» — это просто для красоты названия.  Нет там жизни ни на один желток.

— Кто-нибудь здесь помнит, как выглядит курица? Живая, сука, птица?

На мой шум прибежала дочка:

— Папа, успокойся.

—  А сварила тебе кофе.

— Спасибо, дорогая.

Кофе из таблеток. Раньше оно росло на кустиках. Кусты – это что-то среднее между травой и деревьями.  Зачем я это сказал? Они же не знают.

— Ну, хватит, — жена взвилась.  – Алина, иди в детскую! Иди! Я сказала.

— Ты чего хочешь? Ты почему постоянно затеваешь ссоры? Ты, жалкий биологический вид, чья жизнь не бесконечна? Я тебя подобрала на той вонючей автостоянке, я вылечила твои раны, я вернула тебе жизнь.  Я полюбила тебя, как ты это, наверное, понимаешь. Я не буду дальше говорить «Я»,  Я – это целая цивилизация, наши тела живут отдельно, а их сколько угодно. Но мозг один. Даже не так, я – всего лишь ничтожная частичка его мозга, если говорить, по-вашему.

— Ты хочешь сказать, я сплю с целой цивилизацией?

— Идиот! Сдуйся, индюк. Я тебя полюбила. Любовь многогранна и одной, не самой последней из них является жалость. Тебе оставалось жить минут двадцать. Нет, ты не жалкий мокрый щенок, принесённый в дом из-под холодного дождя.  Я тебя не хочу потакать этим, заставлять чувствовать себя обязанным чем-то мне. Ты со мной мало говоришь. Потому, что я, моя раса не способны на ложь? Вам, людям, так необходимо враньё? – смеётся – Дозированное? Какие глупцы! Сама не знаю, как я тебя полюбила. Ты меня любишь?

Люблю ли я? Конечно, и очень. Хотя неправильно я сказал, у любви не должно быть сослагательных наклонений. Чуть-чуть люблю, так себе – сойдёт, пусть будет, люблю аж по уши вляпался. Глупости. Можно любить или не любить. Без тональностей этого слова… у чувства тональностей вообще не бывает. Вот – чёрное, вот – белое, вот – аромат, вот – зловоние. Всё.

Люблю ли я тебя, Ли? И за то же, что ты не такая. Не похожа на всех. Хотя, нет, внешне-то похожа. Более того, ты, охуеть, какая красивая, и не стареешь вместе со мной. Это-то меня и гложет.

— Ты боишься, что я тебе изменю? Буду жить с другим?  Но это же правильно. Вы живёте какие-то  60 лет в среднем. Я должна болеть тоской о тебе всю вечность?

—  Нет . Теперь не боюсь. Теперь бояться нечего. Ты знаешь, Ли…
— Я знаю.
— Я могу убивать?
— Ты убийца.
— Я могу воскрешать?
— Ты ангел
— Я могу…
— Ничего ты не можешь, дурачок .
— Это я могу убивать, воскрешать, любить и плакать.
— У тебя же нет слёз!
— Я научилась.
— Если бы ты знала, как мне больно за тебя.
— Она здесь, твоя боль, во мне, я знаю.
— Ты же меня бросишь?
— Конечно, когда ты умрёшь.

Останься со мной! – кричу, молю, прошу. Она берёт меня за руку:

— Успокойся, всё будет хорошо. Спи.

Добавить комментарий

www.000webhost.com