Свинцовая зима -2

Часть первая здесь
Странно, в стороне, где должна быть автозаправка, нарисовалось какое-то НИИ… а вот кафе «Отрыжка», вместо которого уже лет 25 находился магазин «Адидас», на месте, но как, же это непривычно задувает снизу, е… на мне какая-то женская тряпка, женское белье и…

— Ей, Фейри, зачем так шутить?  Это что за испытание такое?
— Ты хотел чего-то нового, вот и…
— Давай назад переиграем?!
— Я только могу немного побыть с тобой, пока свыкнешься с новым… Телом,
личностью, вообще у тебя в управлении должно быть не менее тридцати трех аватаров, чтобы расширить восприятие…
— А зачем мне это расширение?
— …
— Вы что из меня делаете?
— Спокойно, неужели ты оказался таким слабаком, что подаешься панике от
осознания себя девчонкой? А как же управлять временем и пространством?
— На «слабо» не надо брать.
— О уже иронизируешь, шок прошел. На фонтане через сорок минут встретимся, мне и так пришлось войти в тебя третьей, чтобы могли пообщаться. А кстати, почему тебя не шокировало то, что ты полностью слился со мной?
— А я…

Обрыв, уверенность, сила, умение и еще много чело покинули его, осталось только две личности он сам и  она…

— А как же ее звать то?

Память выдала — Анджела Ивановна Быстрицкая 25 лет, окончила юрфак университета, ехала на первый свой рабочий день, вернее отвозить документы в кадры в мусар… в УВД области в а точнее в следственный отдел, НИКУЯСЕБЕ, а диплом, чтобы устроится в юротдел к «комерсам», получишь только после трехгодичной отработки «следаком»… «отето да ж…»… да насколько он помнил… все «крутые» тока и мечтали всунуть своих отпрысков в ментовку, прокуратуру, суд…

Подобрав кое-как подол, присев на бордюр, сняв левую босоножку, правая уехала в трамвае, направилось она-он в центральный «комок»… по пути к фонтану…

— Привет, Анджела.

Фейри стояла прямо в фонтане, только абсолютно сухая. Ну а Анджела перебирала в памяти как покупала кроссовки «Найк», джинсовый костюм, футболку, как под восторженными взглядами продавца и прохожих, что пялились через витрину, переодевалась возле прилавка, как покупала хлопчатобумажные мужские носки… как ходила отлить в не тот туалет.

— Поехали со мной в  Контору, а можешь и себе забацать документы, и будем
работать вместе?
— Не, а это твое испытание, тем более реальность, какая-то совково-капиталистическая, но до управы доведу и кое что объясню…

Пешеходный переход и длинный путь по туннелю в метро прошел почти незаметно, ему объясняли, что в ней (Анджеле) он должен пробыть хотя бы лет десять, а может и больше, но через год или даже раньше он вселится еще и в ребенка…

Майор Федуленко, то бишь, начальник по кадрам или кадров, вообще начальник УВД, долго немного понять, кто перед ним стоит. Вроде девчонка, но абсолютно без косметики, длинные волосы, так они сейчас… но документы и диплом, который он готов был отдать без всякой отработки, лишь бы не брать в контору, не дай… тьфу-тьфу, транса, но трансы — это парни которые наоборот разрисовываются, он хоть и редко, но все, же заступал дежурным,  все-таки приходилось набивать ими обезьянник и какие они завсегдатаи ночного клуба, Лола знал… но почему-то после той ночи, о которой вспоминать боялся даже в страшном сне, при общении с ними мыл, словно хотел содрать кожу рук — руки. И его, перед собой, даже не оправдывало то, что был пьян и под коксом  и что реально попутал… странно но он панически боялся всяких там «нетрадиционалов»…  даже не то что бы боялся, а просто испытывал, при общении с ними какое-то рвотное омерзение… но это оказалась Анджела Ивановна Быстрицкая — легенда, которая умудрилась, будучи стажером, охмурить аж генерала, хозяина этого ментовского города и все таки не дать, и дело-то, как раз, было не в этом, а в том что генерал узнал, что дала она, как раз, какому-то прыщавому тинэйджеру — выглядевшему, как раз таки, как баба… Но тут дело серьезное — следаков реально не хватало и в производстве находилось до семи дел одновременно и это тока в области, а в районах и до тридцати иной раз доходило, и как не проводили разъяснительную беседу участковые и ППС-ники с терпилами, граждане в милицию обращались. Да генерал практически руководил угонами, крышевал легкие наркотики, «колеса», но придурков и тупоголовых в своей конторе не держал. И говорил: мента прощу, а за мусора ответишь, скалясь уркаганской ухмылкой. И если кто-то не дай, тьфу-тьфу, вел себя как мусор, по его чисто Литвеновским понятиям, то увольнение без пенсии это было просто сказкой, чаще приходилось уезжать из области навсегда…

Конечно, мусора были, и как бабки возле подъезда говорили, ему за них просто не «докладають»… Но, все-таки, из того, что она ему напомнила о его пьяном конфузе, когда он бабу с мужиком перепутал, хотя у него с ним ничего и не было, о чем бедняга, бледнея не раз доказывал после очередного рейда, все таки решил насолить этой Анджеле.

— О, красавица у нас тут, следственно розыскная группа в области нарисовалась, под руководством самого, ну, конечно, руководит полковник Верещака, вот вам молодежь и карты в руки…

Генерал Литвенов испытывал двоякие чувства, во-первых, сегодня получил очередной откат от угона и, наконец, в студенческом общежитии открылось ночное кафе, в котором могли собираться угонщики на планерку… руководил ими, он поставил предпенсионера-капитана, которому разрешил заниматься коммерцией.  Вообще, странно, но в этом городе «комерсов» не давили «на глушняк», давали, как овцам, обрасти шерстью, а потом только стригли, как ни странно, но такая политика вела к тому, что цены на недвижимость в области равнялись столичным, можно было легко найти  работу, открыть свое дело, даже суды без хозяина города не становились на сторону налоговой. Город рос, развивался, вот только, как ни странно, а к нему на работу молодежь почему-то не рвалась… Парадокс: ментовский город, а молодежь в ментовку шла чтобы получить диплом…

(продолжение следует)

И. Ивановский

Добавить комментарий

www.000webhost.com