Свинцовая зима

У него остались только сны… Песни, которые никто не хотел слушать….

Работа, которую он не хотел делать… Любимая, которую было лень любить, а посему так и не узнавшая что она любима…

Время, которого почему-то не хватало, быстро проходило, мимо проходило, но почему-то совсем не уносило его вон, на своих крыльях…

Обычный день всегда начинался с пробуждения, и хорошо, что с пробуждения, наивного пробуждения — ожидания чего-то нового, светлого и интересного, но почти всегда мерзкая зима с ее отвратительным зимним дождем с постоянно тяжелыми, свинцово низкими, мутновато грязными облаками. Сколько себя помнил — постоянная свинцовая зима…

—  Сигаретки не найдется? На него смотрело абсолютно нереально цветное существо на фоне абсолютно серого промозглого пейзажа.


—  А не подскажите, как добраться… (ближайшего кабака, подсказывает Он,) .. нет дома … пионеров, там конкурс юных математиков (что за разводка такого Он еще не слыхивал, да и о пионерах лет так двенадцать…), но от горячего кофе, шоколадки (и почему то) пива тоже не откажусь, где этот ваш кабак? Ну что застыл на дороге? (проезжающий джип, окатил метя в Него, а попал почему то в нее, придорожной жижей).

Перед ним стояла… фея, подумал Он

—  Фея, сказала она (ночная или …)

— А как же вода, которая Жижа — на тебе, на Вас?

— Ну это, что бы не выделятся или отделятся и не быть непохожей на прохожих…

— И желание можно?

— А меня, а Я — не желание?

— Уже нет, до появления — да, поэтому уже нет…

— Понятно… какие будут соображения?

Хочу лето, хочу лето, хочу лето (думал Он, а сказал совсем другое почему-то)…

— Ну мммм…Э……

— Хочешь — получи.

Он почувствовал сильное, но почему-то совершенно безболезненное давление на затылок, и какую-то тяжесть на плечи.

— Куда будем двигаться? Во времени, в пространстве или … Наверное, лучше или…

Свинцовые тона исчезли, все вокруг засветилось как под воздействием желтого, скорее золотистого светофильтра, нет, мир стал цветным, даже слишком, только цвета стали желто-золотистого оттенка… И почему то Он оказался возле высоковольтного столба, и как говорили в детстве, •на своем? районе. Сколько же всего происходило на этом месте… Жмурки, карты на подтягивание, гитарные посиделки, первая сигарета, вино — чернило, неразбавленный спирт, участковый и. т. п.

— Почему именно это место?

— Посмотри внимательно, а оно ли это?

— Что ты хочешь доказать, я уже и так верю?

— Денег пожалел на пиво, а здесь они другие.

— Слезь с плеч и перестань сдавливать меня над головою!

— Ты этого хочешь? Распадешься на части, я удерживаю твою целостность! Адаптируйся  —  тогда отпущу…

Что за выражения и намеки и вообще где я (думалось-то ему почему-то легко) так причем здесь целостность!

— А исправить что-то хочешь в «тогда», ну в смысле прошлое изменить в те моменты, те самые моменты, когда ты думаешь что не так что-то сделал?

— И что уже можно начинать здесь и когда вернусь свинцовой зимы -не будет?

— И что это за манера отвечать даме вопросом на вопрос? Любой бы на твоем месте обрадовался, а ты еще и условия ставишь! Ну что прогуляемся по всем твоим «тогда»?

Он, почему-то лишь задумался, уставившись в одну точку, что он мог сказать ей, если всегда представлял что ему дано все это свыше и больше, стоит протянуть только руки. Но она, конечно, все поняла и только смеялась одними стальными брызгами, которые сыпались из ее глаз… Да мир полон или пуст, смешен или не интересен, загадочен или прост, какое это имело значения, когда стоило ему лишь представить свои немногие •тогда? как стало только холодно в груди вернее там — немного ближе к шее…

— Не думала я, что шанс достанется такому…..

— Да ладно тебе, кому-то наглость, а кому-то нерешительность и шанс, дай сообразить, я и так живу прошлым и без тебя. А ты ничего нового предложить не можешь, ну, например, покажи…

— Эй, да ты не так прост.

— Да и ты тоже.

— Но стоит тебе побывать в другом мире — и станешь его частицей, или наоборот, а стоит ли оно того.
Изменятся, как же ему хотелось меняться, поэтому конечно думать времени не оставалось — желание сильнее рассудка, в общем, все как обычно…

Все как то завертелось, рассыпалось и собралось…

— Вот мы и на месте, только давай-ка в гости к моим зайдем…

Почти обычный, квадратный — двух этажный дом, тоже мне жилище феи, зашел…

— Это моя старшая сестра, полная дура, никто с ней не общается и даже замуж не берет, а ей уже ого го…

Фея куда- то убежала по лестнице на второй этак, оставив его со своей ‘дурой’ сестрой

— У тебя какие-то проблемы? Не ожидал он такого приятно-грубоватого, спокойно-властно-неписклявого, уверенно — располагающего (для ‘дуры’) голоса… почему то подумалось — опять на меня накатывает, чертов насморк, потом может начаться ангина, а потом вниз опуститься — бронхит…

Но тут ему резко заломили голову, потом попросту вывернули наизнанку, он, почему, то увидел свои носовые пазухи изнутри, и как их бесцеремонно прочищают…

— Как называть тебя?

— Ты читаешь мысли?

— Да, если не отвечаешь на вопрос, но мне не верят, думают что я читаю их всегда, а ведь мне даже можно врать, только не молчать и тогда я не узнаю о чем думаешь на самом деле.

— То есть если ты задаешь вопрос и тот к кому ты обращается, медлит с ответом ты читаешь мысли?

— Да — если он слышит и понимает вопрос.

— И как же с тобой разговаривать? А можешь просто слушать?

— Вынуждена, а еще услышав мысли я почти всегда обязана выполнять желание.

— …сказать что я в шоке —  ничего не сказать! А кто вообще захочет с тобой … жить… дружить, общаться …  быть? Кто поверит, что ты читаешь … не постоянно…   мысли?

— Бежать сразу!  Куда? Но и как — я уже по уши залез? А главное куда залез?

— Ты напуган? Меня Фейри зовут – вот моя рука.

— А что ты узнаешь обо мне, если я возьму тебя за руку?

— ТЫ УЗНАЕШЬ, ЧТО ЧУВСТВУЮ Я  — БУДУЧИ ВЕЧНО ОДИНОКОЙ ИЗ-ЗА СВОЕГО СПОСОБА СЛЫШАТЬ ЖЕЛАНИЕ ДРУГИХ!
Странно, почему ты боишься — ты же точно такой же, как я! И ты тоже одинок! Ты же легко читаешь эмоции, а это почти тоже, что читать желания!
То, что одинок  — он давно заметил, но никогда не понимал почему?

— Но ведь это от того, что я абсолютно не умею слушать! Все всегда об этом твердили.  Но это же от того что…  плохо слышу.

Хотя когда разговор увлекал его  —  хватало все несколько фраз собеседника, чтобы понимать, о чем тот хочет поведать, и, увлекаясь  — он всегда хотел по-быстрее  узнать, что же дальше ему расскажут,  перебивал рассказчика, пытаясь высказать свое предположение продолжения или же обрывал, —  «… что дальше?», но чаще просто перебивая менял темы если уже понял все. Это сильно раздражало друзей, и, как правило, рано или поздно, ругаясь, — «Ты меня не слышишь!» — удалялись окружающие его люди, а теперь вот  — ФЕИ, и мир другой… Вот и сейчас. ОН ПОНЯЛ ВСЕ!

Как же надоело его непонимание понимания, пропасть из эмоций (желаний, разочарований,  убеждений)  и как за спасительный последний мостик над бездной он ухватился за протянутую Фейри руку.

И….. Накрыло по полной. И было от чего… Во первых чужие мысли, эмоции. Во вторых – не человека – феи. В третьих — мысли существа другого мира!

Теперь ему придется стряхнуть наваждение.
Бороться с человеческими эмоциями ему не всегда удавалось, приходилось перебивать, хамить, хохмить, быть откровенным…(кстати интересное оружие против зарождающегося чувства у соперника по сердечным делам, как то его, нравившаяся девчонка, еще сама того не понимая потянулась эмоциями к…. пришлось ударить в резонанс эмоций – обычными правдивыми циничными словами, « — А можно сказать пошлость?… Смотрите-ка К. нравится Т. аж до дрожи – все засмеялись… К. засмущался… и погас, а она осталась его … правда непонятно зачем…)

— Попробуем восстановить мысленно-словесный процесс, говорит надо не молчать…

— Чего ты боишься? Бубонишь! Стать фейри? Или того что я прочитаю еще твои желания?

— А часто становятся фейри?

— Ими рождаются!
— Во как!
— Хохмим, а вот хамить не надоть, могу силы-то и не рассчитать!
— Угрожаешь?
— Опять хамишь! Хотя для первого раза… поясню, угрожать… гм. угроза доказательство слабости, предупреждать это другое, поэтому только предупреждаю на первый раз, как бывшего гостя.
— А что я теперь инициирован – я маг, волшебник, фей, эльф и лепрекон?
— Ну, это условности  — сам решишь, кем тебе появляться в первой своей реальности.
— А если я не хочу?
— Не хочешь там появляться или менять свою человеческую природу?
— Все просто — быстро, а испытания, а экзамены, а учеба, а вдруг я недостоин?
— Сколько же в тебе чуши, а ведь мы с тобой прошли слияние.
— Кардинально ты разрушила свое одиночество – даже меня не спросила!
— А зачем соваться, нарываться, ну побродил бы по своим тогда – исправил бы что-то в них, получил бы свою….. Ну ты … Тебе не надо меня читать, да как ты смеешь… Ах непроизвольно. Ну все!

— Стой я уже и тебя вывел из себя! А? Но ты-то могущественней меня – вон желание  исполнять умеешь, а я, же только эмоции читать, да и, то это только ты утверждаешь! Сам я еще и не поверил!

— А с тобою не скучно! И все-таки хорош по кабакам ошиваться и пивом упиваться! Уж лучше … Что-то тебя в жар бросает, от … постой да ты уже пивной алкаш, ХА ХА, прикольно  — а давай… ХА ХА… лепрекон алкаш, у тебя ХА ХА в голове что есть?

— А кто ты? Кем ты стала из-за одиночества?
— Слушай, но ты, же читаешь только эмоции – зачем спрашиваешь, чтобы узнать?
— Успокойся я только понял, что тоже ничего хорошего…
— Убью, это же мои секреты, стоп ты же не умеешь ты только понял — не кем я стала и что чудила, а что это было, и это не есть хорошо – было,  по моим эмоциям? Уже дважды….
— …
— А ты не врешь. Да тебе еще труднее чем мне, зная, что ты не читаешь мысли я  поверила в то, что ты их читаешь!
— Доста ….тошно!
— А я о чем! Надо бы расширить твои умения хотя бы до трех, а лучше до тридцати трех. А то как то неловко, с тобой общаться, чувствуя свое превосходство. Ты же давно заметил, что тройственность сознания у Вас доступна только богам? Да и главный Ваш принцип по которому определяют характерные черты человека, а проще, что за типус перед тобой – тоже тройствен!
— А это ты о моем любимом – тосте, о понятиях «воля» «порядочность» «талант»… О том что только боги имеют три качества одновременно, а люди бывают только порядочные и волевые, но бесталанные (хорошие админитсраторы, наемные руководители),  порядочные талантливые, но не волевые (спившиеся гении, неудачники, но если им помочь, направить то….) талантливые волевые, но непорядочные (гении, типа Гитлер… и так далее) (так выпьем же что бы у нас было….)
— Ух..Ты..ш..Ка, у тебя интеллект Ёсть!
— Ну во-первых что значит интеллект есть, он у кого хошь есть, может у меня его многа!?
— Утомил, интеллект как и любовь, либо есть либо…
— И ты  читала Довлатова?
— …
— Просто в последнее время  узнаю что многие читали Довлатова, даже о которых вовсе и не подумаешь…
— Нет не знаю такого, это Великий у Вас маг или это последнее чем ты … читая … восторгался… за последние несколько лет!
— ….
— Только две вещи умеют делать, в вашей реальности, одновременно, например, читать и писать, слушать музыку и читать, разговаривать и думать, напиваться и философствовать — …
Да с последним полностью согласен, вспомнив вдруг после чего и как ОН был полностью отваженный… от духовных изысканий, от музыки, поэзии, да вообщем-то от любого творчества …
…Эрик Кваков был Туристом, любил шляться в  дебрям  интеллектуальных изысканий,  предварительно, заправившись огненной водой или снежком. Да и ваще, он обладая «достаточноилинедостаточной» личной силой, лихо вставлял в обычные разговоры за «жисть», сакральные фразы – наполняя их скрытым смыслом, достаточноилинедостаточно нагоняя в них туману…
Конечно, Он всегда был для него авторитетом, и  это не мудрено….
Этот человек  имел по всем вопросам только свое мнение и  только оно было, по его разумению правильным! Что еще нужно для харизмьі? Для лидерства?
Да  этот о человек почти Пердун! Все прошел и все умеет!
— Ты не умеешь петь!
—  Ты не умеешь писать песни!
— Твоя стихи онанизм в стол!
Да как же могёт быть иначе – Сам,  Эрик Кваков сказал – отрезал!
Вот так, в его голове, смешиваясь превращались  — музыка в шум, мир в  иллюзию,  любовь  в пытку.
Но однажды, после очередных возлияний Столичной — великий  Отстойник снизошел  —  и даже позволил себе подать голос – петь, создать группу…
Почему не получилось? Наверно не хватало терпения или музыкальной грамотности, да еще повышенная самовлюбленность давила так…не слабо вообщем-то давила,  а может просто мешало глыба/бальное  эпигонство  «типа шо то как у фирмы», а также великий «эгоизма», участников.
Показательно-символична последняя репетиция в «технаре»…
После очередного стакана  Пердун  и лидер — вокалист из «умствующего самодура и всезнайки»  превращается в … зомби,  лазая с остекленевшим взглядом, причем, почти зимой, по техникумовскому, где репетировали, подоконнику, с попытками открыть окно и выпрыгнуть. Может хватит прикалываться? Все-таки учебное заведение, для, почти детей — техникум для «послевосьмикласснников». Но далее Квакова неожиданно посещает праджня, взгляд обретает осмысленность, и, он начинает…хвастаться, как ордена, показывать порезы от неудачной попытки суицида. И тут, Он, реально чуть не обмочился. Ноги подкосились, от серьезного дара в голову! ЭТО ВСЕ ОСЕНЬ!?  СЕРЬЕЗНО?! Вот что значит русский сРОК, вот он какой северный ТУРИЗМ, вот значиться какие они духовные пути…Шествия! А дальше начался самый настоящий гадес! Бесконечные уговоры не бросаться в окно, под «ехавные» колеса машин, затаскивания «тела аж на 7 этаж»… уговоры отца «останься я его сам не удержу», попытки  броситься из, теперь уже, домашнего, окна, поиски для чего то ножа,   ОЧУХИВШИЙСЯСРАССВЕТОМ — НИХЕРАСЕБЕШАМПУСИК!
— Улыбнуло, то что тебя это ломало, это должно было только помочь тебе, например, послать его подальше…
— А говоришь не читаешь мысли!
— Да ты себя видел, на лице это все было написано, да и вряд ли ежели перескажу, то, что «прочитала»,  будет таким же,  смысл, да, один и тот же…
— А знаешь, почему я уже не хочу с той общаться, боюсь что подумаю какие-нибудь пошлости, например начну мысленно тебя раздевать, а ты это поймешь…или еще, какие-нибудь…  и мне будет … да просто стыдно…
— Стыдно если бы у тебя….Уже не осталось сексуальной энергии!
— Контролировать свои мысли это такая несвобода, что лучше тебя…  вообщем ЧИТАЯ МОИ МЫСЛИ ТЫ ДЕЛАЕШЬ МЕНЯ ОЧЕНЬ НЕСВОБОДНЫМ! ОЧЕНЬ ОЧЕНЬ СИЛЬНО НЕСВОБОДНЫМ!
— Остановись! Понеслось! Чушь! Зашоренность сознания! И даже извращенная гинефобия! Надо срочно расширять тебя, хотя бы до 33-х  — воинов! В управление сразу тридцать три личности!
И снова закружило, разлетелось, собралось!
И как же это… Погода то ничего лето, а чьими это глазами он смотрит на мир, чудные запахи, постоянное желание, предчувствие, ужас от понимание что воин первый — ЖЕНЩИНА, что нельзя отставить, нельзя не хочу, не буду, только не женщина… Это пока только белая туника-платье и высоченный каблук, но уже передергивание плечами от ненавистных взглядов ниже спины. Оха, ей это — нравиться, а ему, а кто же его спрашивает. Так — остановка трамвая, там где уже лет 10 в его мире трамвай и не ходит, значит он не дома…
— Что смотришь штучка? Хочешь… я подарю тебе айфон, здесь есть хороший ресторанчик!
— Стоп!  Ты меня крутишь!
— Да ладно тебе ломаться! Поехали не пожалеешь!
— Дак день еще, почти утро!
— Тогда давай в шесть, записывай телефон!
Вот спасительный трамвай! Вперед! Но куда? Да все равно лишь бы подальше от назойливого Ухо…ЖЕра !
Она – ОН запрыгнула в трамвай, уже поднимаясь по ступенькам в салон, конкретно зажало … со всех сторон, немытые и, через несвежую одежду, липкие, и неприятно пахнущие,  тела, страдальцев пассажиров, «битком набитого» трамвая, уф … запахи, «навечно задохнувшихся» бутербродов с колбасой, рыбой, котлетами и пр. бр.., а вот кто-то вздохнув, так близко, что пришлось сглотнуть и чуть не потерять сознание, неперегоревшего перегара дешевого вина – шмурдяка, бл…н, он это еще помнил эти запахи, когда работяги пили не водку и «Сэм», а Альминскую Долину, 72 ой, Золотую Осень, но для нее это было куда круче даже чем изнасильничанье, ТУТ ЭТО ВАЩЕ БЫЛО ГРУПОВОЕ ИЗНАСИЛЫВАНИЕ,  ЗДАВИЛИ ТАК, ЧТО ДАЖЕ НЕ ВЗДОХНУТЬ, А ЕСЛИ  ВЗДОХНУТЬ, ТО ОТРАВИТЬСЯ…. и попеклись мысли у нее – него,
—…работают заводы, но есть и дорогие иномарки с «мажорами», и уж лучше бы было запрыгнуть к тому Ухо…Жеру, на остановке, в его «Мэрс», и отдаться, прям в нем на заднем сиденье…стоп… я воин… это испытание…
Хотя он в ней, или наоборот, прикалывался, ему такие испытание нипочем, приходилось «поездошить» в таких «полных» трамваях,  такими пассажирами, даже шмурдяка приходилось отведать вдоволь самому…
— …но так не честно …
Остановка… выдавливание тела наружу под гогот и улюлюканье…
— Кто я? Драная кошка в липко-грязной тряпке, бывшей тунике, босиком, с всклоченными мокрыми волосами, пахнувшими вчераподжаренойдешевовареноприкапченой колбасой, с зажатой намертво в руке сумочкой…
— Ваши документы?
— О…ее
— Пожалуйста.
— Почему босиком, вас ограбили?

Мент явно издевался и нарывался, и тут Он в Ней не выдержал, его мечта дать в рыло «Мусору», он всегда мерил на две категории  — мент ловит преступников, мусор «шманает» пострадавших, пожарный тушит пожары, пожарник вымогает деньги, евреи это национальность, жид это призвание…и т. п.
— …так сначала сделать ему грязные волосы, помять и намочить форму, удалить обувь и носки, привести себя в порядок…
— Ваши документы можно сержант?
— Я не сержант я старший прапорщик!
— Вы себя в зеркало видели?
— Красотка ты договоришься, хочешь в обезьянник!
— Уберите руки!
— А то что!
— Хам!
—…Да он точно мусор, а не мент, и здесь есть мусора, черт даже не предположил, что могли ограбить, что-то случилось, что нужна помощь, сразу.… Зря  я пожалел… легкое давление на затылок, тычок за ухом… и ровным шагом в сторону…можно было изъять табельное оружие или поломать удостоверение…. Ладно хватит с него…
В нем проснулась она или наоборот….

(продолжение следует)

И. Ивановский

Комментарии 1

  • […] Часть первая здесь Странно, в стороне, где должна быть автозаправка, нарисовалось какое-то НИИ… а вот кафе «Отрыжка», вместо которого уже лет 25 находился магазин «Адидас», на месте, но как, же это непривычно задувает снизу, е… на мне какая-то женская тряпка, женское белье и… […]

Добавить комментарий

www.000webhost.com