Предатель

14 июня, 3 часа 12 минут. Темно-синий минивэн подъехал вплотную к забору НИИ. Уперся бампером в бетонную плиту.

Я не писал это долго, опасаясь попасть за решетку. Некоторые факты — ну, явно были не для публичного использования. После инцидента и моего тихого увольнения многое изменилось. А тогда было:

Революционный отряд «Свобода выбора»

Бойцы патриотического подполья

«Россия – это моя страна, Москва – мой город, это место принадлежит мне по праву рождения, мне и таким, как я»

Володя «Сержант» 29 лет, бывший боец спецназа внутренних войск, ветеран первой чеченской войны, ныне менеджер по рекламе в журнале «Автопробег».

Партайгеноссе (товарищ по партии. Принятое в обиходе обращение к членам нацистской партии) Фокин.

Дуче (вождь, руководитель фашистской организации) Севостьянов.

Алексей Владимирович Крылов. Подполковник запаса. Председатель. Боксер, 46 лет, плотный, слегка сутулый (типа Бутырский)

Андрей Тюлькин, 21 год. Бомбист. Невысокий, белобрысый, молодой ариец. Студент-химик.

Разоружение комендатуры – политический шаг.

Иллюстрации: схемы, рисунки, портреты, биографии-вставки.

3-я спецкомендатура по охране особо важных объектов. НИИ по разработке биологических технологий для военной промышленности. В связи со всеобщей конверсией, институт используется для мирного производства: парфюмерия, продукты питания, прочая дребедень… Спецохрана осталась. Многократно ослабленная, но те же спецвойска. Караулка находится в одном из зданий на восьмом этаже. Ночью собственная Служба Безопасности института не работает. Охрану осуществляют только пять бойцов спецкомендатуры: начальник караула, помощник начальника, трое часовых. 1-й пост – пульт электронного слежения, в помещении караулки. 2-й пост – главная проходная для сотрудников института. 3-й пост – ворота для проезда автотранспорта. 3-й пост закрывается в 18.00, ворота ставятся на сигнализацию, часовой уходит в караульное помещение.

2-й пост, в зависимости от заявок на разрешение сверхурочной работы сотрудников института, до 22-23 часов, потом закрывается. Все пятеро охранников находятся в караульном помещении, через каждые 2-2,5 часа совершают обход территории института по два человека произвольным маршрутом.

Постоянное вооружение: у всех 9 мм пистолеты ПМ, резиновые дубинки, переносные переговорные устройства.

В караулке имеется прямая связь с дежурной частью штаба, органами внутренних дел. В оружейной комнате караулки постоянно находятся: 32 пистолета ПМ, 16 автоматов АКСУ, 2 снайперских винтовки СВД, боеприпасы, спецсредства. Сигнализация вскрытия оружейной комнаты выведена на пульт дежурной части штаба.

Все выше написанное сегодня уже не актуально, потому могу врать правду как душе моей будет угодно. И встретил тут своего сослуживца. Блин! 100% тезка мой. Игорь Иванов, младше меня лет на шесть-семь. Я, конечно, понимаю, что Иванов — не очень редкая фамилия, но все же. Хотя отчества его не помню, может, погорячился о 100%. Я из вагона метро выходил на Багратионовской, а он на платформе стоял. Он мне:

Привет! Ты чего тут делаешь?

Привет! Живу здесь. Забыл что ли? А вот ты чего тут делаешь, да еще в этой дурацкой форме?

Нам разрешалось ношение любой формы: военной, ментовской и т. д. Разумеется, регалии соблюдать, согласно званию. В основном наши ребята предпочитали, конечно, «гражданку». А Игорь — это прикол ходячий. Купил черную униформу охранника, навесил на нее все, что ему полагалось по званию (все серебристого цвета) и ходил этаким эсэсовцем, сотрудников пугал. Оружие не хотел носить скрытно, делал специально, чтобы все видели. На этот счет у нас не было ограничений. Может быть, зря.

А вот ты чего тут делаешь, да еще в этой дурацкой форме?

Работаю. Когда 3-ю расформировали, объект ментам передали. Из наших никто не пошел туда. Марат и Громов правду в Донбассе ищут. Коль Колич на пенсии (командир наш подполковник Колесников). Я уволился с хорошими «выходными». Вот в те же менты и устроился. Метро охраняю.

С крыши машины прыгаем через забор. Шестой периметр не засечет. Здесь не работает. Не знаю, почему, но проверено — точно. Леша, четвертое окно слева, туалет. На стекле сигналки нет, дверь в коридор открыта. Дима, туда же. По этой картинке — коридорами к башне, на лестницу, восьмой этаж.

А чё на лифте?

А чё без оркестра?

Мы — на пожарку. Лестница снаружи, поэтому очень быстро. Шестой этаж, сигналки нет, дверь открыта. Ловим дозор. Но, ради Бога, не убивать и не калечить по возможности. Вы профессионалы — глубокий нокаут и все. Забрать: ключ-карту, оружие, рацию, да, и мобильники не забудьте.

Но все пошло не по плану. На объект-то мы проникли. Но…

Я уже поднимался на четвертый, когда услышал выстрелы. Мы замерли и даже дышать на время перестали. Еще выстрел. Блядь! Туда! Все вокруг темно, глухо, только эхо этих выстрелов, казалось, плавает по коридорам.

Бля-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-ядь!!!

Что это? Что это? Я тебя спрашиваю!

Два мертвых солдата. Два убитых Человека.

Что это? Мудак ты не вовремя рожденный!

Я не сумел. Он меня положил…

Я спрашиваю, зачем стрелял?

Вот ты. Мудак. Ты, спецназовец хренов, что ты мне в спортзале показывал? Стесняюсь спросить, но какого, извините меня, -ПИП- ты за пистолет схватился? Опять крови захотелось?

Получилось как-то всё спонтанно…

Все это плохо. Очень плохо. Быстро на восьмой!

А там сюрпри-и-и-из…

Андрей получил пулю в голову. Потом я увижу: ровненько между глаз.

Да что же за полоса такая невезучая в моей жизни? В прыжке я раскроил череп моему бывшему сослуживцу, охраннику института рукояткой пистолета.

Мы ворвались в караульное помещение, стреляя во все стороны. Убивая.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ оно какое-то сюрреалистическое, дайте время на обдумывание

Добавить комментарий

www.000webhost.com