Двухэтажная кровать

В детстве я мечтал о двухэтажной кровати. Да нет, спать-то мне было где, и даже очень комфортно. Нас у мамы с папой трое сыновей было. Жили в четырехкомнатной квартире в Ясенево. Каждому по комнате. Огромную (по меркам тех времен) квартиру как многодетной семье дали от нашего любимого Космического завода, которому Ивановы и Лобановы (это родовые ветви по отцу и матери) вот уж несколько поколений, с самого его основания, верой и правдой служат. До сих пор. Переехали из тесного Центра. Я возвращался туда, в Центр, неоднократно. Там длинные пустые коридоры кошками пахли. Но возвращался не за запахами, там еще были мои друзья. Сейчас уж на Арбате ничего жилого не осталось. Всё скупили. Кто не хотел продавать — незаметно убили.

Двухэтажная кровать

Ах, я же о кровати… Так вот, еще до Ясенево были у нас чудесные соседи: Нина и Володя Фомины. Две дочки у них. Одна чуть помладше меня, Ольга, другая, Таня — еще чуть младше. Мы очень дружили. Семьями. Вместе летом в деревню к нам ездили, на дачу к ним — отдыхать. Деревня наша Петровские выселки под Лебедянью, Липецкий район — шесть домов сейчас и погост на пару сотен могил, на крестах лишь две фамилии, родовое кладбище. Места эти, скажу я вам, завораживающие. Ну, как маленькая Кубань, недалеко от Тулы. Одно плохо — от Москвы далеко. На машине по Новой Каширке пять часов пилить. А я всегда еще небольшой крюк делал, чтоб через Куликово поле проехать.

Остановиться, встать на берегу Непрядвы и подышать головокружительным воздухом Древней Руси. У нас в Выселках Красивая Меча течет — это с чего Дон начинается. В Лебедяни он на вид — типа московской Яузы. Дохленький и мутный.

Ну да, я же о кровати… Володя Фомин служил пожарным. Настоящим советским пожарным, не современным МЧС-ником. Имел награды, настоящие советские… ну, Вы поняли. Не как Шойгу — за нерусскую фамилию или родственные с ВВПутом связи, а за реальное спасение людей. А жилплощадь на четверых была, блядь, маловата. Вот он и притащил для дочек из части армейскую пружинную двухэтажную кровать.

Я, как увидел (пацаном еще был), обзавидовался. Сразу к Таньке: давай меняться: я тебе руку и сердце, а ты мне место на верхней полке. Всё перепуталось в голове подростка. А с Ольгой у нас детская любовь была. Та, которая до гробовой доски, сопливых слёз и «сам дурак»… но, как сказать?.. чуть позже. Мексиканский сериал.

Я потом и в армии на «срочке» два года наверху проспал. Сослуживцы мне: «ты же «дед» уже. Какого хрена наверх лазаешь? Положи туда вместо себя «молодого», а то неуставщину нашу позоришь». «Идите вы в жопу! Не понимаете вы, что такое детские мечты».

Ольга. Она приезжала в гости к нам уже в Ясенево. Красивая, длинноногая фотомодель (кстати, реально фотомоделью работала).  А я был женат уже. Первый раз. Мы стояли на балконе, смотрели на неверное отражение луны в пруду. Я ностальгически курил, она снисходительно вздыхала.

Сейчас. Я купил такую кровать. Они теперь деревянные, красивые и удобные. Купил для своих детей. Не потому, что в квартире места мало, а потому…

Вы знаете… Редко, но бывает. Когда мои разъедутся отдыхать, по делам ли, не важно, а я остаюсь в квартире один… Я сплю не на своей «тахте», я залезаю на верхнюю полку.

это я писал в ЖЖ еще Tuesday, 7 August 2012 15:19

Добавить комментарий

www.000webhost.com