Из тени в тень перелетая — 1

Все величайшие глупости на этой Земле творились людьми с серьёзными выражениями лиц.
Тот самый Мюнхгаузен (примерно так)

Нас наебали, как всегда,
Что ж, улыбайтесь, господа!

Escape-keyВсе Вы, конечно, знаете, что такое «Escape» (не только на клавиатуре)

Ну, я побежал: Из тени в тень перелетая часть 1-я:

Бейте в колокол, безумцы! Уже идёт — КРЕСТ. Тысячеголовое чудовище. В пьяном и запутанном… В чёрной, вязкой, непроглядной трясине ночи, снизу вверх и в самое сердце вонзает раскалённый луч своего всепроникающего взгляда. Бейте в колокол… лбами стучитесь о стены… Всё равно не поможет. Он уже стоял за дверью, когда вы ещё пили. Он рядом был в ваших поцелуях и объятиях. Ах! — почувствовали… услышали горячее дыхание? И страстная дрожь, и мороз по коже, и ужас в глазах, но глубоко ещё и спрятан за шторами век, и, как-будто, нет ничего (так хочется верить), и нет сил оторваться, и когда всё это кончится — кончится ВСЁ. И жизнь, вот она (надолго ли?) на этом острове постели, а там дальше — пустой и холодный, огромный до безобразия мир прокуренной квартиры. Где оно теперь, ваше негреющее электрическое солнце?

Безумцы, одеяло — не щит, и сон, как бы (не факт) спасает души, оставляя тела ЕМУ на растерзание. Но когда лапы ЕГО коснутся ваших плеч и запястий (только едва-едва, в самом начале), зарыдают, завоют беззащитные души и рваться начнут из липких объятий сна, а ОН держит и смеётся неслышно, наслаждаясь вместе с ними опозданием (вот-вот, чем дольше, тем приятней, мутно, головокружительно, как наркотик. И боль) и отпустит только тогда, когда станет необратимо поздно. И начнётся разъединение, и оттолкнув от себя самого себя, дёрнется коротко, да так и останется лежать, уткнувшись лицом в подушку, и не знал, что воздух давно уже выпит, а крик её заметается между стен, забьётся о стекло и упадёт, выдохнувшись, на подоконник, оставаясь маленькой прозрачной лужицей без цвета и запаха.

Но в миг, когда в глазах её появится отражение, пробьют часы двенадцать с половиной раз, и остановятся стрелки, указывая на север. И телефонный звонок, который должен был выстрелить раньше (и, может быть, удачно), трассирующей очередью затеряется в пустоте. Как это теперь не нужно. Тихо и темно. Они уснули. Он — в холоде, она — в бессилие. Ушло, насытившись, ЧУДОВИЩЕ.

Добавить комментарий

www.000webhost.com