Красный сон

Новые Левые

Новые левые всегда первые,
Вне эпохи, вне времени, вне сезона.
Всегда — многоликой разноцветной расой,
Вы — пидарасы? Вставай под наши знамёна!

Новые левые знают, что Ленин,
Ну, в смысле, что был такой, и ничего не изменит
В их сознании, вспоенном Ерофеевым Веней,
Марш, марш левой, Новые Левые!

Новые левые — не сторонники лени,
Им милы поцелуи Лёни с Ле Пеном,
Там хоть с отцом, хоть с дочкой — не важно,
Новые левые шагают отважно.

Левые, бля! куда уж левее там,
Патриотизма давление — метр на килограмм,

Цокот копыт по асфальту…
Скрежет когтей по стене…
Слюни с клыков, поволока в глазах…

Ну, надо ж, такое приснилось мне!

Новые Левые

Слеза Комсомолки

Слеза комсомолки на белой футболке
Серый след капли беспомощной.
Бес помощной. Но бес-то всегда оказать помощь рад,
Особенно — комсомолке.

Милая, плачь. Слёзы твои
Вымывают обиду твоих неудач.
Слёзы — они очищают.
Поверь мне, я старый, я знаю.

Приникни щекой к моему плечу,
Я, хоть и не лекарь, но всё излечу.

Например, от несчастной любви
Есть у меня пара слов:
Здесь действенней, что ни говори,
Ответная нелюбовь.

Например, на неблагодарность
В ответ на твою добродетель
Не стоит сердиться и обижаться,
Надо лишь равнодушием ответить.

Душа, она тогда лишь в гармонии,
Когда она взаправду ровна
Для всех, справедливо и честно
Без избранных интересов.

Все мы одинаковы, даже ты и я,
Хоть у меня рога, а у тебя, вон, сияние,
Но все заповеди древних книг
Не стоят нашего противостояния.

И не может такого быть,
И такого быть не должно,
Можно жить или не жить,
Но из воды. Просто так. Никогда не сделать вино.

Курс молодого бойца

Извините, я тут расписался «стишками» своими прямо без всякого редактирования.. Показать пока некому, а ждать утра муторно. Вот, я и сижу, утро почти, стишки сочиняю. Пишу в ЖЖ, как в свой личный дневник, забыв, что его может прочитать кто-нибудь ещё. Но, с другой стороны, зачем тогда писать?

Хотите байку армейскую? Ну, это на самом деле было. Учили нас ближнему бою сверчки (это сверхсрочники «унтер-офицеры», как правило). А я тогда был щупленьким, лёгким (фото в моём ЖЖ настоящие), кг 60 — уж точно не больше. На краповые береты мы, конечно, не сдавали. Но меня спрашивают:

А что ты будешь делать вот с таким, какой я?


Здоровенный сержантище, такой!


— Застрелю…
— Ну, автомат и пистолет я у тебя за две секунды отниму. Запомни: ты — солдат. И никакие благородства тут быть просто не должны. Кидай мне в глаза песок, если я повернулся ненароком к тебе спиной — бей ножом в печень, грызи горло, делай, что хочешь, ты обязан победить. А… вижу твою рожу. Ты у меня не первый такой. На войне тебя на дуэль никто вызывать не собирается, а если вызовет, то это подстава. И пипец тебе (ну, это ладно), хуже, что
пипец всему подразделению.
Ты должен уметь и не бояться бить в спину. Да, да, да, не смотри на меня так. Запомни: ты — солдат, а не спортсмен!
Ты знаешь, Игорёк, если бы они там, на другой стороне были бы такими же романтиками, как у Пушкина, Лермонтова — тогда другое дело. Но в жизни всё не так.

Буква Божия

И вот опять она меня тащит в храм.

Но Ли, милая, я же не верю…

Я буду стоять, как болван со свечкой в руке, я же коммунист, атеист даже. Ты хочешь, чтобы я обманывал Его?

Если Он есть…

Ли уверовала в Святую Московскую Матрёнушку. Раньше ездила почти каждую ночь, теперь машины нет — метро, пешком. Таганка.

Поедем, она тебе поможет.


Я, ради интереса, глядь:
Там, блядь, паломников
в три хвоста вокруг монастыря очередь. Я и не знал, что она такая популярная. Прости меня Господи, охуеть!

— Ты ей помолись. Тебе легче станет.
— А молиться-то о чём? О чём мне Бога просить? в которого я не верю? И честно ли это?

— Спаси тебя и сохрани…

Добавить комментарий

000webhost logo